Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:07 

там чудеса (с)

toile
высокопарные штаны


итак, приехав на ******ский вокзал, первое, чему я приятно и неожиданно поразилась - это, встретившему меня монументальному зданию с фасадом, словно бы выбеленным известью, и, уходящими в небо, золотистыми колоннами. (вообще, здание было настолько невообразимо высоким, что удовлетворить желание увидеть этот исполин без искажения пропорции его форм возможно только, удалившись от него на максимальное расстояние, приблизительно равное метрам тремстам). огромное количество человек, полосовавших территорию вокруг здания и сквозь него, перемещались по досконально изученным и только им одним известным маршрутам, не обращая внимания друга на друга и с тем, не сталкиваясь в толпе. я шел медленно вперемежку с недолгими приостановками на месте, чтобы осмотреться вокруг и перевести дух, (оказавшись на новом месте, я не мог сразу освоиться). но, несмотря на то, что идти я торопился по возможности, внутри всё чаще просыпалась, оживала и трепетала мысль завершить всё как можно быстрее. быстрее, чем у меня зазвонит телефон и кто-нибудь осведомиться о моем местоположении, которое мне охотно было бы попридержать до поры до времени в самой большой и беспрекословно не разглашаемой тайне. я направился в сторону здания. здание предсказуемо оказалось залом ожидания, но с необычной для этого места архитектурой. (вообще, этот зал с трудом вписывался в территорию, на которой располагался. он словно возник здесь совсем недавно, но при этом, его внешний вид явственно свидетельствовал, что это весьма древний "гость", затерявшийся в времени и попавший к нам не по желанию его архитекторов и строителей, а по собственному желанию или одно из двух: по причине потери ориентира или, может быть, компаса).

преодолев ступени, я обнаружил себя, стоящем в галерее, продольную стену которой заменяли небольшие колонны, имевшие под собой как бы бордюр кирпичного цвета, но акирпичной фактуры. каменный широкий бордюр, шероховатая поверхность которого представляла собой сплошную линию, удерживал на себе порядка пятидесяти колонн, но в отличие от тех двух, золотистых, что придавали строгость и с тем украшали главный фасад здания, эти колонны сливались с общим алебастровым фоном.
я во второй раз подумал о телефоне, который был надежно спрятан в нагрудном кармане под курткой, условно дотронулся рукой до этого места, и в этот момент меня окликнул незнакомый женский голос. я обернулся. стремительными, но небольшими уверенными шажками ко мне приближалась невысокая пожилая фигурка. оказавшись напротив, я увидел, что эта старая женщина с седыми, спрятанными в пучок, волосами и очень ухоженным лицом, весьма доброжелательно настроена на неизвестного (меня), но также я прекрасно понимал, что вся обходительность и учтивость - лишь визитная карточка дамы, либо просто ее работа. "не плюнет же она мне в лицо", - думал я уже позже. (вообще, с первого взгляда и при знакомстве с этой женщиной немедленно возникал ряд ассоциаций, консолидировавшихся в единый образ, это были однотипные ассоциации, вроде: заботливой матери; двоюродной тетушки; любящей бабушки; первой учительницы; приятного и внимательного библиотекаря; знавшего всё на свете, и, казалось, даже плававшего на бигле вместе с великим чарльзом дарвином в известное кругосветное путешествии, любимым школьным биологом и т.д. еще она была похожа на старенькую пианистку с мировым именем или добрую сказочную колдунью, с которой непременно хотелось поделиться чем-нибудь, а еще больше - узнать от нее что-то новое и, конечно же, ужасно интересное).
деликатно разъяснив мне о здешних традициях, чопорная, но милая старушка, ловко подхватила меня под локоть, и вместе мы направились вглубь зала ожидания. минув несколько занимательных конструкций, мы оставили позади галерею, калидор, и, наконец, очутились в некоем небольшом меблированном кабинете. я огляделся. старуха стояла поодаль, опершись своими сухими ювелирными пальчиками о край устойчивого приземистого стола красного дерева. она следила за мной. я недоумевал. то есть я вообще не предполагал ничего подобного. моей целью было проникнуть в зал ожидания и затем сесть на поезд (а может быть и не садиться сегодня вовсе, а только узнать об оном и поехать в другой раз), который бы довез меня до *********а. ни о каком знакомстве с таинственной пожилой старушкой и старинных потайных, как мне показалось, комнатах и кабинетах я даже и не мыслил вначале своего и до того секретного путешествия. секретного, потому что знал о нем только я. и время мое, к тому же, бесследно уходило, а мне надо было вернуться домой до первого звонка...
- вы можете посмотреть одну комнату, - внезапно и проникновенно начала старушка.
я согласился. так и не узнав имени этой женщины, равно, как и она моего, мы, не медля ни секунды, прошли в еще одну комнату, дверь в которую находилась прямо в настоящем кабинете.

за дверью расположился длинный лабиринт, представлявший собой коридор с поперечными каменными выступами.
- это гробница пушкина, - осведомила меня женщина.
я понял, что оказался в некоем пушкинском мавзолее. почему-то в тот момент я не смог даже удивиться. услужливая смотрительница т.н. "гробницы" показала мне стену между двумя выступами, на которой значился как бы огромной монетой горельеф бюста великого писателя. какое-то мгновение, словно туман, словно сон, и горельеф стал рушиться.
"что?" - промелькнуло у меня в голове, но я так и остался стоять, как вкопанный. немая сцена. женщина, управлявшая всем процессом, сейчас тоже стояла рядом, но в отличие от меня она как бы спокойно ожидала чего-то, а я, с испугом наблюдавший, не мог понять в чём дело.
наконец, "створки" монетовидного горельефа "разверзлись" и неизвестность открылась мне в виде выдвинувшейся из глубины доски, на которой в вертикальном положении таинственным образом во весь рост держался сам александр сергеевич. он был как восковой, всё его лицо притрушено словно побелкой или желтоватой мукой, еще похоже на распыленную краску или ровный слой мелких деревянных опилок. волосы, глаза, щеки, всё. при этом поэт был одет в плащ, который имел такой же вид, словно в "подвале" из глубины которого предстал передо мной этот человек, производили пеноблоки, и бетонная пыль покрыла бедного поэта с ног до головы. хотя, может, поэт по собственному желанию очутился в подвале. мне не известно. я стоял и слушал. поэт начал шевелить губами, но его речь слышалась и до того, когда он стал открывать рот; пушкин постоянно моргал и широко раскрывал веки, от этого его удивительно тоненькие, рыжеватые брови и до того вздернутые, приподнимались еще выше, и, тогда мне показалось, что я впервые в жизни увидел человека, чьи брови имели возможность столь сильно необыкновенно и живо двигаться.
- я здесь лежу, я здесь пребываю, заходите ко мне, вот мои палаты, - бесконечным потоком сыпались загадочные фразы, обращенные ко мне. я внимал. внимал и понимал, что вижу того самого пушкина, истинного пушкина, не придуманного, не выдуманного художниками, критиками, поклонниками, противниками. я видел того человека, который есть и, который уже никогда не изменится, то есть он и не должен был меняться, ведь это он, это он, да, тот самый пушкин! и я эта мысль, что я вижу подлинного пушкина, несказанно радовала меня. вместе с этим я стоял и прикованный к живому портрету гения, не мог понять, почему, почему это красивое (я тогда так подумал) лицо ужасно иссушено, а впалые щеки настолько глубоко провалены, что левая и правая части лица словно утоплены под слоем казалось искусственного, но естественного, серого цвета. этот цвет свидетельствовал о худобе, но в жизни обычно это всего лишь тень или тени при соответствующем освещении, здесь же не наблюдалось решительно никакого специального освещения, и вместе с тем, лучи, попадающего в коридор солнца, не изменяли ситуации, и потому "серость" выглядела искусственной на лице поэта и только при большом желании могла вызвать ассоциацию с тенью. короче говоря, это была абсолютно не реалистичная тень, словно на щеки не профессионально наложили огромное количество какого-то диковинного грима, не то, чтобы скрыть худобу, не то, чтобы наоборот увеличить ее эффект, в любом случае эта странность бросалась в глаза, а особенно, что при всём при этом пушкин оставался ни капельки не возмутим, он был спокоен и сдержанно рад встречи.
---
на поезд я тогда так и не сел. старушку, как и пушкина больше не видел, правда меня и пригласили в "третий зал". время уходило. большие не аналоговые часы, безвкусно прикрепленные на самый верх здания, указывали не то на половину второго после полудня, не то на шесть или половину седьмого вечера. там, кажется, был указан и год, но, возможно, это просто цифры сливались, глядя на них с такого расстояния, и, в общем, на телефон, кажется, так никто и не позвонил, и я отправился обратно домой.

@музыка: Natalia Oreiro - Cambio Dolor

@настроение: я помыл полы ^^

@темы: майне чёдт

URL
Комментарии
2010-09-06 в 22:19 

))) изумительно! а каков горельеф, а каковы пеноблоки!

2010-09-06 в 22:19 

не говоря уже о самой встрече!

2010-09-06 в 22:25 

toile
высокопарные штаны
Becky Soyer, изумительно - прочитать это полотно) спасибо!
а каков горельеф, а каковы пеноблоки!
xD буду вас не без авторства цитировать кому-нибудь, когда речь зайдет о прекрасном

не говоря уже о самой встрече!
я вот уже так однажды с лермонтовым встречался. но это было давно и на огороде О.о

URL
2010-09-06 в 22:27 

но это было давно и на огороде
))) требуются подробности! во что был одет, ел ли овощи, был ли с вами разговор и т.п.

2010-09-06 в 23:08 

toile
высокопарные штаны
Becky Soyer, ел ли овощи
не надо скорой помощи, хочу остаться лермонтовым. нет, овощи, не ел. а может, по времени еще не поспели)

одет же был в свое повседневное, гусарское. сидел и корпел с пером над листом бумаги, ну, как обычно. вообще, всё как обычно было, мгм. располагался на втором этаже нашей каменно-деревянной постройки а ля дом для хранения лопат и иногда людей, сидел за столом. сгорбленный. словно боящийся чего-то. я поднялась по лестнице на второй этаж, увидела его, он что-то прятал там, на столе под руками, произведение и проч. и т.п., посмотрела на него. и ушла.
помню перо. оно было большое. бело-золотое о.О (только сейчас заметил сходство с алебастрово-золотым монументом из сна про пушкина)) помню боящийся как бы детский наивный, но в то же время "загнанного зверька" взгляд. помню кудри О.о вообще мне было не по себе в том сне и жалко стало его, лермонтова, мгм. не такой он был радостный и открытый в сравнении с сегодняшним пушкиным (брови у лермонтова вообще, кажется, не двигались), но добрый
вот.

URL
2010-09-06 в 23:19 

первые две строчки у вас заметно сложились стихом)
здорово - какие посетители. можно этак выпустить серию встречи с классиками: например, Толстой ехал в электричке и ноги выставил в проход

2010-09-07 в 00:05 

toile
высокопарные штаны
Becky Soyer, если вы об этом "не надо скорой помощи, хочу остаться лермонтовым"., то это строчка (только вместо слова "лермонтовым" слово "овощем") из какой-то песни. я песни кажется не слушал, знаю только строчку)

например, Толстой ехал в электричке и ноги выставил в проход
xD
я вот про ноги классе в шестом и позже мечтал с чеховым. хотел с ним в неве ногами поболтать) но не во сне, а, что вероятнее, в жизни, мгм

URL
   

motion blur

главная